Биография Виктора Франкла

Самым сильным из этих искушений был психоанализ, который в конце 1910-х —начале 1920-х гг. находился в самом расцвете и, естественно, молодой Франкл не мог пройти мимо него. На какое-то время вера в Бога отошла на задний план и он стал склоняться к нигилизму в отношении религиозных ценностей, пришла вера в науку, революционная вера в политическую активность, свойственная возрасту «бури и натиска». Этому способствовала и политическая атмосфера: наступили резкие перемены, которые резонировали с политическими и социальными взглядами молодого Франкла. Определенное влияние на его общее миропонимание оказала и принадлежность к кругу Адлера, который был тогда женат на русской, постоянно общался с кругом русских политических эмигрантов, симпатизировал революции и был поклонником Троцкого, жившего в Вене  с 1901 по 1917 г.

Во многом именно под влиянием психоанализа Франкл принял решение стать психиатором. У него не было сомнений по поводу врачебной карьеры, но стоял вопрос выбора специальности. В конечном счете он предпочел психиатрию. Отчасти это было связано и с его стремлением влиять на других. Он испытывал тогда большой интерес к гипнозу, уже в 15 лет освоил его и умел профессионально, грамотно гипнотизировать людей. Франкл написал и опубликовал вполне добротную, но не оригинальную психоаналитическую статью в «Международном журнале психоанализа» [3]. Однако увлечение психоанализом в ортодоксальном варианте длилось недолго.

 

После сдачи экзамена на аттестат зрелости Франкл хотел получить психоаналитическую подготовку, пройдя свой собственный психоанализ, что являлось необходимой ступенью для работы психоаналитиком. Он написал письмо Фрейду, обратившись к нему по поводу этого учебного анализа. Фрейд в ответ отослал его к своему ученику и на тот период секретарю общества Полу Федерну (этот обмен письмами был единственным общением между Фрейдом и Франклом, лично они никогда не встречались). Франкл договорился с Федерном о встрече, пришел к нему. После нескольких минут молчания тот спросил: "Итак, господин Франкл, в чем Ваш невроз?". Франкл слегка опешил, начал что-то говорить по поводу анального характера и тревожно-навязчивых черт. Примерно через четверть часа Федерн завершил разговор и посоветовал ему сначала дождаться конца учебы, потому что учеба и анализ могут друг другу мешать, а потом договариваться об анализе. После общения с Федерном для Франкла стали окончательно ясны два момента, которые отталкивали его от психоанализа. Франкл испытал при встрече с Федерном то, против чего он потом боролся всю свою жизнь, а именно, двойной редукционизм. Во-первых, это усечение человеческого измерения в человеке — никакого приветствия, извинения, объяснения, никаких вводных слов, понимания, и даже рукопожатия при прощании. Во-вторых, это патологизм — суть человека усматривается в его неврозе, защитах и вытеснениях; человек заранее считается больным. Думая об этом, Франкл пришел к отказу от своей идеи заниматься психоанализом и вступить в психоаналитическое общество. В ближайшую неделю он перешел в группу Адлера, основателя второй венской школы психотерапии.

 

С Адлером его связывали и политические убеждения: тот был социал-демократом, много работал прежде всего с клиентами из низших, обездоленных слоев, создав в Вене сеть медико-педагогических консультаций. В 1925 г. Франкл сдал теоретические экзамены в венской секции Международного союза индивидуальной психологии, получил диплом и был принят в круг приверженцев «индивидуальной психологии». Здесь он нашел учителей, которые оказали на него очень большое влияние и как личности, и как профессионалы — Рудольфа Аллерса и Освальда Шварца.

Однако находиться в этом сообществе тоже было очень непросто, и отношения с ним молодого Франкла приняли сложную и драматическую форму. Возникли расхождения между учителями Франкла Аллерсом и Шварцем с одной стороны, и Адлером — с другой, что привело в конечном счете к исключению в 1927 г. Аллерса и Шварца из Международного союза индивидуальной психологии. В этом союзе была жесткая иерархическая структура, и рядовые его члены, вроде молодого Франкла, согласно существовавшим правилам, не могли общаться с Адлером по научным вопросам лично, а только через своих учителей. Когда Аллерс и Шварц, введшие Франкла в адлеровское общество, были исключены из союза, Франкл оказался в полной изоляции, вскоре был исключен из всех форумов союза индивидуальной психологии и оказался за его пределами. Тогда же у него прервалось общение со своими учителями и в конце 1920-х гг. он остался фактически один.

Франкл никогда не считал себя учеником Адлера, говоря, что у того вообще отсутствовал орган восприятия философских проблем: Адлер с самого начала исходит из догмы, что жизнь имеет смысл, и что ошибочно специально задаваться этим вопросом. Адлер как личность производил на Франкла не очень сильное впечатление, хотя Франкл никогда прямо не оценивал Адлера с этой стороны. В научном же плане Франкл ценил Адлера очень высоко, видя в нем предтечу гуманистической психологии. В частности, Франкл охарактеризовал как коперниканский переворот впервые введенную в психологию Адлером идею целевой детерминации, ориентации на смысл в противоположность фрейдовскому причинному объяснению, исходящему из прошлого, каузальных причинно-следственных связей [7]. Адлер был действительно первым в психологии личности, кто на смену фрейдовскому вопросу "почему?" поставил вопрос "зачем?". Франкл развивал именно эту линию, унаследовав у Адлера некоторые принципиальнейшие моменты своего подхода. Часто он цитировал Адлера, в частности ему очень нравилось высказывание: "неверно, что у человека есть опыт, опыт и есть человек".

 

 

 
X

Страница предназначена только для студентов SIL.

Пожалуйста, уточните пароль в деканате, и введите его в данное окно

Wrong password.